Происшествия

05.02.2011 17:40
Noam Chomsky: ближневосточные беспорядки являются прямой угрозой американской Империи. Фото с сайта alternet.org

Noam Chomsky: ближневосточные беспорядки являются прямой угрозой американской Империи. Фото с сайта alternet.org

Noam Chomsky: ближневосточные беспорядки являются прямой угрозой американской Империи

Читайте здесь первую часть интервью независимой американской телепрограммы "Демократию – сейчас!" с публицистом Ноамом Хомским о значении этих событий для будущего ближневосточной и американской внешней политики в том регионе – публикуется с некоторыми сокращениями
 
Ноам Хомский (р.1928) — американский лингвист, политический публицист и теоретик, почетный профессор лингвистики Массачусетского технологического института. Хомский широко известен своими радикально-левыми политическими взглядами (называет себя "либертарным социалистом"), а также критикой внешней политики правительств США. "Нью-Йорк таймс Бук Ревю" однажды написала: "Если судить по энергии, размаху, новизне и влиянию его идей, Ноам Хомский — возможно, самый важный из живущих сегодня интеллектуалов" (впрочем, как отметил с иронией сам Хомский, далее в этой же статье выражается недовольство тем, что его политические работы "сводят с ума бесхитростностью").
 
Эми Гудман, журналист: Ноам, добро пожаловать на передачу "Демократию – сейчас"! Каков ваш анализ того, что происходит теперь в Египте и что это означает для Ближнего Востока?
 
Ноам Хомский: Очень трудно предсказать то, что произойдет далее. Но эти события были действительно захватывающими. И они распространились по всему Ближнему Востоку. В Йемене, Иордании, почти всюду ощущается значение этих событий.
 
США, пока что, в сущности, следуют обычному сценарию. Уже много раз возникала ситуация, когда некий привилегированный диктатор терял контроль или рисковал потерять контроль над страной. Есть своего рода стандартная программа – как в случаях с Маркосом, Дювалье, Чаушеску, старательно поддерживаемых Соединенными Штатами и Великобританией, или Сухарто: поддерживать их до последнего; как только это становится нерациональным – обычно, если армия разворачивается на 180 градусов, – кричать, что мы были на стороне людей всё это время, стереть прошлое, а затем предпринимать любые шаги по восстановлению старой системы под новым названием. Это удается или нет, в зависимости от обстоятельств.
 
И я предполагаю, что именно это и происходит теперь. Они стараются понять, сможет ли Мубарак продержаться, поскольку он, похоже, стремится остаться у руля, и, пока он держится, заявить: "Ну, мы же должны поддержать общественный порядок, законное изменение конституции", и так далее. Если он не сможет удержаться, если армия, допустим, повернется против него, то мы увидим ввод в действие обычной программы.
 
Э. Г.: Ноам, какова Ваша реакция на то, что сказал позавчера в Белом Доме Президент Обама? К разочарованию многих, он не потребовал немедленного ухода Мубарака. Что еще более важно, какова роль Соединенных Штатов, почему США должны говорить об этой ситуации, когда речь идет о том, насколько они поддерживали этот режим?
 
Н.Х.: Обама очень старался ничего не сказать. Мубарак согласился бы на "правильный" переход, но к чему? Новый кабинет, некоторое незначительное изменение конституционного порядка? – Это пустое. Поэтому он делает то, что всегда делают американские лидеры. Как я уже сказал, есть сборник сценариев: всякий раз, как наделенный привилегиями диктатор оказывается в беде, старайтесь поддержать его, держитесь за него; если в какой-то момент это становится невозможным, перейдите на другую сторону.
 
У США там чрезвычайно сильная роль. Египет – второй по величине получатель американской военной и экономической помощи за длительный период. Израиль является первым.
 
Сам Обама всё это время был очень благосклонен к Мубараку. Стоит вспомнить, что перед той его известной речью в Каире, которая должна была стать речью примирения с арабским миром, журналисты спросили его (кажется, это была Би-Би-Си): собирается ли он сказать что-нибудь об авторитарном правительстве Мубарака? – И Обама ответил – нет. Он сказал: "Мне не нравится использовать ярлыки для людей. Мубарак – хороший человек. Он сделал много хорошего. Он поддержал стабильность. Мы продолжим поддерживать его. Он – друг". И так далее. А это – один из самых жестоких диктаторов в регионе, и как можно после этого серьезно рассматривать размышления Обамы о правах человека, для меня загадка.
 
Но поддержка Мубарака на дипломатическом уровне была очень сильной. Вооруженные силы – самолеты, пролетающие над площадью Тахрир, конечно же, американские самолеты. США были самым сильным, самым солидным, самым важным сторонником режима. В Тунисе, где главным сторонником была Франция, по-другому. Они там главные виновники. Но в Египте это, бесспорно, Соединенные Штаты и, конечно, Израиль. Израиль – из всех стран в регионе, и еще, я думаю, Саудовская Аравия, – были самыми откровенными сторонниками режима Мубарака. Фактически, израильские лидеры рассердились или, по крайней мере, выразили гнев по поводу того, что Обама не занял более энергичную позицию в поддержку их друга Мубарака.
 
Э. Г.: Поговорим о том, что это означает для Ближнего Востока, Ноам. Я имею в виду массовые протесты, которые происходили в Иордании, пока король Абдулла не распустил свое правительство и не назначил нового премьер-министра. В Йемене идут важнейшие протесты. Есть призывы к протестам в Сирии. Каковы последствия нынешнего восстания от Туниса до Египта?
 
Н.Х.: Это самое замечательное региональное восстание, которое я могу вспомнить. Я хочу сказать, что иногда его сравнивают с Восточной Европой, но это не очень-то хорошее сравнение. С одной стороны, в этом случае, в Соединенных Штатах или других великих державах, поддерживающих диктатуры, нет никакого прототипа Горбачева. В этом – огромное различие. С другой – в случае Восточной Европы, Соединенные Штаты и их союзники следовали древнему принципу, что демократия прекрасна, по крайней мере, до определенного момента, если она согласуется со стратегическими и экономическими целями, поэтому она приемлема во вражеском лагере, но не в нашем собственном. Это  хорошо известный принцип, и, конечно, он заставляет резко отличать эти два случая. Фактически, единственным умеренно разумным сравнением может быть Румыния, где Чаушеску, самого злобного из диктаторов того региона, очень настоятельно и до самого конца поддерживали Соединенные Штаты. А затем, когда наступили его последние дни, когда его свергли и убили, первое правительство Буша пошло по обычной линии поведения: они встали в позу сторонников народа, настроенных против диктатуры, и попробовали вновь продолжить близкие отношения.
 
Но эта ситуация совершенно другая. К чему она приведет, никто не знает. Я имею в виду, что проблемы, за которые протестующие пытаются взяться, являются чрезвычайно укоренившимися, и их нелегко решить. Есть огромная бедность, репрессии, нехватка не только демократии, но и серьезного экономического развития. Египет и другие страны области только что прошли через неолиберальный период, который привел к росту на бумаге со стандартными последствиями: высокой концентрацией огромных богатств и привилегий, чрезвычайным обнищанием и обеспокоенностью большей части населения. И это нелегко изменить.
 
В 1958 году Эйзенхауэр выразил беспокойство в связи с возникшей в то время в арабском мире, как он сказал, "кампанией ненависти к нам", не со стороны правительств, а со стороны людей. Это был поразительный момент. Всего за два года до этого, Эйзенхауэр энергично вмешался в спор и заставил Израиль, Великобританию и Францию уйти с египетской территории после их вторжения. Можно было ожидать в тот момент огромный энтузиазм и поддержку Соединенных Штатов, и так и было, но недолго, потому что политика вернулась к норме. Поэтому, когда он выступал два года спустя, там развернулась, как он сказал, "кампания ненависти к нам". И он был, естественно, озадачен – почему.
 
При этом Совет Национальной безопасности, самый высокий орган планирования, фактически только что выпустил сообщение по этой же проблеме. Они сделали заключение, что, да, действительно, есть кампания ненависти. Они заявили, что в арабском мире существует концепция, что Соединенные Штаты поддерживают грубых и жестоких диктаторов, и препятствуют становлению демократии и развитию, и делают так потому, что американцев интересует управление их энергетическими ресурсами.
 
Совет Национальной безопасности и Эйзенхауэр описывали постоянный стереотип. И я повторю основное заключение: Соединенные Штаты действительно поддерживают грубые и жестокие диктатуры, препятствуют становлению демократии и развитию экономики; цель состояла в том, чтобы обеспечить контроль над колоссальными ресурсами энергии в регионе, – на всякий случай, не используя их. В США – среди всего того, что делал Эйзенхауэр в это самое время, – проводили программу, нацеленную на то, чтобы исчерпать американские запасы энергии, вместо того, чтобы использовать намного более дешевую ближневосточную энергию, т.е. играли на руку техасских поставщиков нефти. Такова была программа, которая велась с конца 1950-х в течение примерно 15 лет. Так что в то время стоял вопрос не об импортировании нефти из Саудовской Аравии, а только об обеспечении контроля над главными ресурсами энергии в мире. И всё это, как правильно заключил Совет Национальной безопасности, вело к разжиганию кампании ненависти к американцам за то, что те поддерживали диктаторов, репрессии, насилие и препятствовали демократии и развитию экономики.
 
Это всё было в 1950-е. Но эти же слова могли бы быть написаны сегодня. Посмотрите на то, что происходит на Ближнем Востоке сейчас. Там опять бурлит кампания ненависти к Соединенным Штатам, а в Тунисе к Франции, к Великобритании, – за то, что все они поддерживают жестоких, грубых, злобных диктаторов, тяготеющих к репрессиям, насилию, насаждению бедности и страданий посреди огромных богатств, к блокированию демократии и развития экономики, и делают это из-за основной цели, которая по-прежнему заключается в обеспечении контроля над энергетическими ресурсами региона. То, что написал Совет Национальной безопасности в 1958 году, можно было бы вновь написать сегодня почти в тех же самых словах.
 
Сразу же после 11 сентября 2001 года, журнал Wall Street Journal, к его чести, провел опрос в мусульманском мире, но не среди населения вообще, а среди тех людей, которые его  интересуют – назовем их "денежными мусульманами": среди профессионалов, директоров транснациональных корпораций, банкиров, людей, глубоко интегрированных в тамошний доминируемый Соединенными Штатами неолиберальный проект, т.е. не среди тех, кого называли противниками США. И это был интересный опрос. Фактически, результаты очень походили на те, что были описаны в 1958 году. В среде этих людей не было кампании ненависти к США, но имелся огромный антагонизм к американской политике. И причины были, в значительной степени, те же самые: США препятствуют развитию демократии и экономики; они поддерживают диктаторов.
 
К тому времени возникли существенные проблемы, которых не было в 1958 году. Например, в этих группах зрело сильное сопротивление убийственным санкциям в Ираке, которые не привлекли большого внимания в Америке, но были очень важны в регионе. Гибли сотни тысяч людей. Гражданское общество разрушалось. Диктатор становился всё сильнее и сильнее. И это, действительно, вызывало сильный гнев. Наконец, было большое возмущение по поводу американской поддержки израильских преступлений и зверств, незаконного захвата оккупированных территорий и так далее, программ урегулирования. Эти проблемы некоторым образом существовали и в 1958-м, но не так, как в 2001-м.
 
Так что, фактически, и сейчас у нас есть прямые данные об отношениях арабского населения к Америке. Наконец, в августе прошлого года, институт Брукингза выпустил важный опрос мнений среди арабов, проведенного одним из престижных и уважаемых социологических агентств. Они это регулярно делают. И результаты были чрезвычайно существенными. Они показывают, что снова существует кампания ненависти к Соединенным Штатам. Когда их спросили о существующих угрозах их региону, они почти единодушно выбрали Израиль (88 процентов) и США (приблизительно 77 процентов). Конечно, они спрашивали и об Иране. Десять процентов населения считают, что Иран является угрозой. В списке уважаемых лиц Эрдоган шел первым. Думаю, что их было всего около десяти. Ни Обама, ни любая иная фигура с Запада не были даже упомянуты. Саддам Хуссейн занял довольно высокое место.
 
И, наконец, о потрясающих открытиях WikiLeaks. Наиболее интересным было утверждение дипломатов (мы не знаем, насколько оно точное), попавшее во многие заголовки и вызвавшее много энтузиазма и эйфории на Западе, – о том, что арабские диктаторы поддерживали США в его конфронтации с Ираном. И, разумеется, восторженные заголовки о том, как арабские государства и арабы поддерживают Соединенные Штаты. Это говорит очень о многом. О чем говорили комментаторы и дипломаты, это что арабские диктаторы поддерживают нас, хотя население в подавляющем большинстве против нас, – но всё прекрасно, всё находится под контролем, всё тихо, они пассивны, и диктаторы поддерживают нас, так откуда могут взяться проблемы?
 
Фактически, арабское общественное мнение настолько пропитано антагонизмом с Соединенными Штатами, как показал этот опрос, что большинство арабского населения – 57 процентов – на самом деле думает, что регион был бы богаче, если бы у Ирана было ядерное оружие. Тем не менее, было сделано заключение, – и в Америке, и в Англии, и на континенте, – что это всё … замечательно. Диктаторы поддерживают нас! Мы можем игнорировать население, потому что они тихие. Пока они тихие, кому какое дело? Люди не имеют значения. Фактически, есть аналог этого внутреннего с Соединенными Штатами. И, конечно, такая же политика ведется везде в мире. Всё это показывает глубокое презрение к демократии и к общественному мнению. И нужно слушать с открытым ртом, как Обама рассуждает о том, что, разумеется, правительства зависят от людей. Наша политика в реальности – абсолютная противоположность.

Георгий Д. Федосеев, Журналист BCM.ru
Все публикации этого автора (150)



Смотрите также

05.02.2011 17:06 Покушения на вице-премьера Египта Омара Сулеймана не было

05.02.2011 16:30 МИД РФ снова призвал россиян покинуть Египет

05.02.2011 13:50 Взрыв на газопроводе в Египте

Другие публикации этого автора

03.02.2011 14:45 Катастрофические погодные явления становятся новой нормой на нашей планете – готовы ли мы к такой жизни?

03.02.2011 10:02 Как финансовый крах на Уолл-стрит зажег пожар на Ближнем Востоке

02.02.2011 01:34 2011 – год "Уловки-22"

Добавить в закладки и поделиться: 
 
Комментариев: 0

Ваше сообщение
Ваше имя:
Мы не требуем обязательного указания имени, Вы можете оставить это поле пустым, при этом Ваш комментарий будет опубликован со стандартным именем «Гость».
Ваш e-mail адрес:
Если Ваш комментарий подразумевает какую-то реакцию на него или Вы считаете что он, возможно, может послужить основой для самостоятельной публикации (см. Правила размещения комментариев), укажите свой действующий e-mail адрес для того, чтобы мы могли связаться с Вами. В противном случае оставьте это поле пустым.
Комментарий:
Текст комментария должен быть указан. В нем не могут быть использованы html-коды и ссылки. Также действуют некоторые другие ограничения. Подробно об этом Вы можете узнать из Правил размещения комментариев.
Подтверждаю что я прочитал Правила размещения комментариев и согласен соблюдать их.
Защитный код:
Введите код, изображенный на картинке выше. Если Вы не можете прочесть его,обновите изображение кликнув на него.