В мире

10.11.2011 09:18
Сирия. Фото с сайта animar.com.ua

Сирия. Фото с сайта animar.com.ua

Сирия: "народ против режима" или "армия против террористов"?

Армия Башара Асада — это не виртуальная величина, а вполне реальная и очень мощная сила. Факт остается фактом: ни одно из подразделений 315-тысячных вооруженных сил Сирии так и не перешло на сторону противников режима, заявляющих о себе как о «восставшем народе». Если смотреть на вещи объективно, то тезис об общенародной поддержке оппозиционеров вызывает большие сомнения. Как известно, армия является частью народа. Стали бы представители народа стрелять в «массы возмущенных сограждан»?
 
После падения Каддафи США, страны ЕС и арабские монархии Персидского залива заметно усилили давление на Сирию. Так, на 12 ноября 2011 г. запланировано экстренное заседание Лиги арабских государств (ЛАГ) по Сирии. Возмутителем спокойствия оказался премьер-министр Катара Хамад аль-Тани, который в очередной раз поднял тему внутрисирийского конфликта. Напомним, что Катар уже созывал заседание ЛАГ в связи с «репрессиями режима Асада против оппозиции» еще 30 октября.
 
Речь шла о событиях в сирийских городах Хама и особенно Хомс. Все это происходит на фоне усиления информационной войны против Дамаска. Так, телеканалы «Аль-Арабия» и «Аль-Джазира» утверждают, что в последних столкновениях в этих городах сирийские власти будто бы применяли против «мирных демонстрантов» боевую авиацию. И тут же транслируют записи, на которых «возмущенное население требует от мирового сообщества введения по ливийскому примеру бесполетной зоны над Сирией». Разумеется, официальные власти применение самолетов и вертолетов в Хаме и Хомсе отрицают. Впрочем, вышеуказанные телеканалы так и не показали сцены разрушений в вышеуказанных городах, которые неизбежно должны были возникнуть после нанесения по ним авиационных ударов.
 
Тем не менее, тогда вопрос, казалось бы, удалось уладить: официальный Дамаск обещал вывести в двухнедельный срок армейские части из Хомса и начать диалог с оппозицией. Однако буквально на другой день столкновения там продолжились. Оппозиционные источники поспешили заявить, что за время «пятничного гнева» 4 ноября со стороны оппозиции погибли более 20 человек. Кровь продолжала литься и в последующие дни. Именно это обстоятельство и стало основанием для нового экстренного созыва заседания ЛАГ.
 
Однако руководство Сирии заявляет, что оно делает все для налаживания спокойной жизни и в подтверждение своих слов заявляет о выходе на свободу 553 политических заключенных. Кроме того, представители сирийских властей приглашают в свою страну иностранных журналистов, правозащитников и представителей ЛАГ, чтобы те смогли лично убедиться в том, что здесь не идет «война против народа» и что правительственные силы преследуют исключительно экстремистов.
 
Впрочем, такие призывы были и раньше, но мало кто из иностранцев на них откликался. Установка в западных и многих арабоязычных СМИ предельно проста: «режим Асада воюет против собственного народа и поэтому он должен быть заменен».
 
Что же все-таки происходит в Сирии? Для начала напомним, что к моменту начала «арабской весны» в Сирии уже пали режимы Бен Али и Мубарака в Тунисе и Египте, происходили выступления шиитов в Бахрейне, шли ожесточенные бои между властью и оппозицией в Ливии и Йемене.
 
И беспорядки затронули Сирию страну гораздо позже многих других арабских государств. Массовые акции здесь начались лишь в середине марта, хотя начало выступлений было намечено еще на середину февраля. Именно тогда в социальных сетях были образованы антиправительственные группы «за революцию в Сирии», которые попытались организовать массовые выступления в крупнейших городах страны, включая Дамаск и Алеппо. Однако эти попытки провалились. И даже сейчас, когда в разных местах страны идут вооруженные столкновения, раскачать ситуацию в этих крупнейших центрах не удалось.
 
Таким образом, отличие ситуации в Сирии от событий в Тунисе, Египте и Йемене состояло в том, что выступления здесь носили локальный разрозненный характер и без особых проблем подавлялись силами правопорядка и армии. Первое действительно крупное выступление имело место в приграничном с Иорданией городе Дераа, далее в апреле-июне последовали мятежи на севере страны, включая Дер-аз-Зур. После чего произошли восстания в центре и на побережье страны в Хаме и Латакии. И наконец, в октябре начались уличные бои в Хомсе. Впрочем, 7 ноября оттуда стала поступать информация, согласно которой сирийским силовикам удалось сломить сопротивление вооруженной оппозиции.
 
Таким образом, пока надежды противников Башара Асада на обретение собственного сирийского «Бенгази» не оправдались. Как не оправдались и надежды на использование национального, главным образом курдского, фактора. Прогнозы ряда западных экспертов, рассчитывавших использовать курдов в качестве тарана против сирийских властей, оказались ошибочными.
 
Хотя у курдов действительно много вопросов к правящему режиму, они отнюдь не стремятся браться за оружие. Дело вовсе не в том, что они посчитали достаточными уступки со стороны Башара Асада, предоставившего сотням тысяч сирийских курдов гражданство. В первую очередь, они опасаются сменить в результате начала восстания «сирийскую диктатуру на еще более жесткую — турецкую диктатуру». О том, как турецкая армия подавляет курдские протесты не только на своей, но и на иракской территории, сирийским курдам прекрасно известно.
 
И когда премьер-министр Турции Эрдоган усиливал войсковую группировку на границе с Сирией, он, сам того не желая, подыграл Башару Асаду. Курдские лидеры, наблюдая концентрацию турецких войск на северной сирийской границе, сочли, что первыми попадут под удар турецких войск. Позиция курдов не в последнюю очередь была обусловлена и слабостью самой сирийской оппозиции, которая до последнего времени не могла создать единый руководящий центр и до сих пор не имеет в своем составе авторитетных для сирийского народа лиц.
 
Сегодня можно указать на наличие двух конкурирующих оппозиционных структур, причем обе находятся за пределами Сирии. И внутри каждой из них идет грызня за портфели и посты в правительстве «Сирии без Асада». Вполне показательно и то, что многие лидеры оппозиции внутри страны отказываются признавать полномочия таких деятелей как Гальюн, указывая на то, что в параллельных органах власти они представляют лишь сами себя.
 
Конечно, было бы ошибкой считать, что все оппозиционеры — экстремисты, делающие ставку на террор. И когда мы слышим утверждения оппозиционеров о том, что власти, в том числе и спецслужбы, применяют неоправданное насилие в отношении протестующих, далеко не всегда следует считать их сообщения ложью. Достаточно указать на то, что именно неоправданная жестокость стала причиной мятежа в Дераа, после которого тут и там стали происходить выступления в разных частях страны. Речь идет о том, что оппозиция начала свои действия в этом городе с того, что наняла за деньги полтора десятка мальчишек, которые исписали стены домов антиправительственными лозунгами, призывающими к свержению «диктатора».
 
Когда в местное управление службы госбезопасности явились старейшины с просьбой выпустить подростков, ставших жертвой провокации, то они, как стало ясно сейчас, получили грубый отказ. Это, в конечном счете, и стало дополнительным детонатором к выступлению населения, недовольного тем, что власти борются с контрабандой, за счет которой жили многие горожане. Разумеется, во всем произошедшем нет вины Башара Асада, поскольку ошибки были совершены на местном уровне. Да и возможности сирийского лидера повлиять на силовиков, заставив их действовать более тонко, также невелики.
 
В какой-то степени Башар Асад вынужден сегодня расплачиваться не только за последствия своих политических решений, но и за действия нынешнего политического режима, сложившегося несколько десятилетий тому назад. За время правления «династии Асадов» настоящая оппозиция могла действовать только в подполье, и сегодня копившиеся годами ожесточение выплескивается наружу. При этом обещанные властью реформы идут с заметным опозданием.
 
Разумеется, в обстановке тлеющей гражданской войны проводить преобразования сложно. Еще сложнее — в ситуации, когда у политических противников сложилось четкое ощущение, что режим, проводя реформы, проявляет слабость, и в этом случае от него можно потребовать гораздо большего. С другой стороны, постепенно меняются и настроения в стане самих оппозиционеров. Многие из них, видя, как страна продолжает сползать в пропасть нестабильности, заявляют о поддержке Асада перед лицом угрозы распада Сирии и начала настоящей гражданской войны.
 
Еще одним неприятным для организаторов переворота в Сирии моментом стал тот факт, что оппозиции не удалось добиться разложения армии. А это явно ставит под сомнение тезис о «народном восстании», озвучиваемый на Западе. Можно, к примеру, понять, почему в массе своей остается верным режиму сирийское офицерство, значительная часть которого приходится на выходцев из привилегированного алавитского религиозного меньшинства. Однако агитации в значительной мере оказалась не подвержена и солдатская масса, состоящая далеко не из одних алавитов. По утверждениям самих оппозиционеров, в данный момент их «армия», базирующаяся на территории Турции и состоящая из эмигрантов и дезертиров, насчитывает 15 тысяч человек, и командует ей, якобы, беглый сирийский полковник Рияд эль-Асад.
 
Западные СМИ информацию относительно существования альтернативных «вооруженных сил» подтверждают. Однако их данные относительно численности «сирийской армии в изгнании» заметно отличаются от сведений оппозиции. В частности, называют цифры в 5 — 10 тысяч человек. Самое же главное заключается в том, что абсолютно неизвестно, сколько из них является гражданами Сирии. Зато армия Башара Асада — это не виртуальная величина, а вполне реальная и очень мощная сила. Факт остается фактом: ни одно из подразделений 315-тысячных вооруженных сил Сирии так и не перешло на сторону противников режима, заявляющих о себе как о «восставшем народе».
 
Если смотреть на вещи объективно, то тезис об общенародной поддержке оппозиционеров вызывает большие сомнения. Как известно, армия является частью народа. Стали бы представители народа стрелять в «массы возмущенных сограждан»? Очевидно, нет. Поэтому создается впечатление, что, по крайней мере, отчасти, информация о том, что в стране идет война властей против экстремистов из числа запрещенных «Братьев-мусульман», поддерживаемых забрасываемыми из-за рубежа террористами, не является выдумкой.
 
Таким образом, несмотря на все усилия поддерживаемой извне оппозиции, ей не удалось переломить ситуацию в свою пользу. Однако нельзя быть уверенными в том, что так будет продолжаться и дальше.
 
Сергей Балмасов


Источник: ОКО ПЛАНЕТЫ

Добавить в закладки и поделиться: 
 
Комментариев: 0

Ваше сообщение
Ваше имя:
Мы не требуем обязательного указания имени, Вы можете оставить это поле пустым, при этом Ваш комментарий будет опубликован со стандартным именем «Гость».
Ваш e-mail адрес:
Если Ваш комментарий подразумевает какую-то реакцию на него или Вы считаете что он, возможно, может послужить основой для самостоятельной публикации (см. Правила размещения комментариев), укажите свой действующий e-mail адрес для того, чтобы мы могли связаться с Вами. В противном случае оставьте это поле пустым.
Комментарий:
Текст комментария должен быть указан. В нем не могут быть использованы html-коды и ссылки. Также действуют некоторые другие ограничения. Подробно об этом Вы можете узнать из Правил размещения комментариев.
Подтверждаю что я прочитал Правила размещения комментариев и согласен соблюдать их.
Защитный код:
Введите код, изображенный на картинке выше. Если Вы не можете прочесть его,обновите изображение кликнув на него.