В мире

07.08.2013 14:01
Психлечебницы в Украине стали местом расправ над неугодными и платными... тюрьмами

Психлечебницы в Украине стали местом расправ над неугодными и платными... тюрьмами

Психлечебницы в Украине стали местом расправ над неугодными и платными... тюрьмами

«В машине санитар сказал: «Молчи, а то мы тебе так дадим, что до больницы не доедешь». В Запорожье неугомонную 70-летнюю активистку отправили на принудительное лечение в психбольницу. Только после вмешательства общественности женщина была выпущена домой... на амбулаторное лечение.
 
О жутком случае, произошедшем в Запорожье в мае, когда психически больной мужчина с ледорубом напал на вызванную им бригаду «скорой» (29-летняя беременная фельдшер скончалась на месте происшествия, еще двое медиков были ранены), «ФАКТЫ» рассказывали подробно. В своих комментариях специалисты тогда отмечали, что застраховаться от подобных случаев, равно как и изолировать психопата от общества, очень сложно.
 
Между тем, как выяснилось, признать у человека «расстройство личности» и «паранойяльный синдром с агрессивными действиями» и отправить его принудительно лечиться весьма просто. Пример тому — история 70-летней запорожанки Раисы Радченко, которая активно отстаивала права и интересы сограждан в различных инстанциях. В июле 70-летнюю женщину по решению суда принудительно доставили в психбольницу.
 

 
32-летняя дочь Раисы Радченко Дарья

«Мама всегда была человеком с активной жизненной позицией»— Сколько себя помню, мама всегда была человеком с активной жизненной позицией, — рассказала «ФАКТАМ» 32-летняя дочь Раисы Радченко Дарья (на фото). Мы беседовали с ней, когда пенсионерка еще находилась в психбольнице.
 
— В свое время она работала заместителем ректора Запорожского филиала Киевского института бизнеса и технологий, заместителем главы Орджоникидзевской райадминистрации в Запорожье. В основном курировала хозяйственную сферу, но также занималась культурной деятельностью, привозила артистов в Запорожье, ездила с ними по всему Союзу. Мама и сейчас не просто председатель домового комитета, она — юридическое лицо, официально зарегистрированное в райадминистрации.
 
Раиса Радченко к тому же является членом правления запорожской городской организации «Дети войны» и заместителем руководителя областной общественной организации «Маю право». На просьбы дочери не взваливать на себя столько общественных нагрузок ветеран труда отвечала, что сидение на лавочке у подъезда или дома перед телевизором пользы ей не принесет. Потому она готова звонить в горгаз, горсвет, водоканал, добиваться перерасчетов, стучаться во властные кабинеты и приемные депутатов, собирать подписи и выходить на акции протеста.
 

 
*Раиса Радченко готова стучаться во властные кабинеты, собирать подписи и выходить на акции протеста(фото из семейного альбома)

— В начале июня мама была в Киеве, — продолжает Дарья Радченко. — Возила ходатайства от жильцов своего дома и городских организаций. Документы из этой папки попали в приемную Президента, в Министерство юстиции. Мама была у уполномоченного по правам человека Валерии Лутковской и в Генеральной прокуратуре. Насколько я знаю, по итогам ее поездки в Киев в нашем городском управлении внутренних дел были сняты с должности два человека.
 
— У нее есть какие-то особые претензии к милиции?
 
— Да. Два года назад в подъезде своего дома нашли мертвым моего старшего брата. Ему было неполных 40 лет, он готовился оформлять пенсию по выслуге как сотрудник Службы безопасности Украины. До того брат на здоровье не жаловался, и вдруг ему поставили диагноз: внезапная остановка сердца. Судмедэксперт обнаружил на его теле только одно незначительное повреждение — рассеченную бровь.
 
То есть смерть якобы была не насильственной. Хотя множество увиденных нами травм свидетельствовали именно об убийстве: рана на горле как от ножевого ранения, выбитый глаз, челюсть сломана так, что была перекошена, вся голова в квадратных вмятинах, словно его били молотком... Кстати, аналогичный диагноз поставили и сыну жительницы Запорожья, которая ездила с мамой в Киев по такому же поводу: он также загадочно погиб в этом году, хотя абсолютно не употреблял спиртное. В обоих случаях в милиции не хотят возбуждать уголовное дело. С материалами дела нам ознакомиться не дали, оно хранится в строжайшей тайне, никому не выдается. Может быть, маму преследуют не только за ее общественную деятельность, но и по каким-то причинам, связанным со смертью моего брата?..
«Жалобы на председателя домкома писали... дворник, курьер и официантка»
 
— На каком основании вашу маму поместили в психбольницу?
 
— Поводом послужило исковое заявление милиции в суд. Оно составлено на основании заявлений... дворника, который должен обслуживать наш двор, официантки с курьером из кафе «СушиЯ» и представителя «Банка Кипра». Финучреждение и кафе занимают помещения на первом этаже нашего здания и самовольничают как хотят. Банк перестроил подвал в нашем доме 1935 года постройки, отчего здание трещит по швам, и незаконно подключился к нашим инженерным сетям. А в кафе на летней площадке шум-гам стоял после полуночи, туда мама регулярно вызывала патруль. С дворниками же она воюет ежедневно, потому что у нас несколько лет двор не убирается вообще. Мама писала заявления, и коммунальное предприятие «Основание» неоднократно привлекали к ответственности, штрафовали. Поэтому она им «поперек горла» стоит.
 
Милиция почему-то не стала разбираться, опрашивать маму по факту обращений. С подачи правоохранителей врач-психиатр сразу подал в суд. Из Ленинского райсуда ее забирали, как вооруженного бандита, будто это она с ледорубом за людьми бегала. А меня с 5-летнимсынишкой на суде блокировали с десяток работников милиции. Меня так «вбили» в мебель, что до сих пор болит рука, нога и позвоночник. У малыша остались следы на руках, у него стресс.
 
— Почему врачи сделали вывод, что Раиса Сергеевна опасна для общества?
 
— При осмотре у нее обнаружили... гипертонию, церебральный атеросклероз. А еще был консилиум: несколько врачей этой же больницы общались с мамой. И когда она сказала, что входит в ряд общественных организаций и разработала программу по реформированию жилищно-коммунального хозяйства, ее слова приняли за бред. А мама, между прочим, в феврале за свой доклад по реформированию ЖКХ на конференции в Инженерной академии, где были представители из Германии, грамоту получила! Медсестры разводят руками: «Это не мы ее здесь держим, а суд».
 
Поначалу ей кололи — насильно — какие-то психотропные лекарства, кажется, пресловутый аминазин, которым во времена Советского Союза успокаивали «врагов режима». Теперь, также принудительно, дают три вида таблеток. Бить не бьют, но синяки от уколов остались. Она, кстати, и в больнице обнаружила массу нарушений — говорит, кормят там отвратительно, в кашах попадаются жуки и червяки, но пациенты лишены возможности написать жалобу. Да и кто «психам» поверит? Так мама пытается отстаивать права больных.
«Женщина кричала и угрожала расправой судье»
 
Журналисты поинтересовались точкой зрения медиков-психиатров.
 
— Появилась информация, что есть гражданка, которая ведет себя неадекватно и вследствие такого поведения представляет социальную угрозу для конкретных лиц, — рассказываетглавный врач Запорожской областной психиатрической больницы, член правления Ассоциации психиатров Украины Федор Паталах.
 
— В таком случае в психбольнице должны проверить, осмотреть человека, что мы и сделали. В Ленинский райотдел милиции поступили заявления от простых людей — дворников, работников кафе, что человек ведет себя агрессивно, оскорбляет, угрожает. Мы обратились в Ленинский райсуд, чтобы он дал согласие на психиатрический осмотр женщины в принудительном порядке с целью выяснения наличия или отсутствия психического расстройства. Он вынес такое решение, вступившее в законную силу 9 июля.
 
К нам Радченко доставили 11 июля по линии скорой помощи из Ленинского райсуда, сообщив, что «женщина ведет себя неадекватно, кричит, угрожает расправой судье, который вынес это постановление». Врач ее осмотрел, поставил диагноз «психическое расстройство». С учетом того, что она представляет социальную опасность для конкретных лиц, необходимо госпитализировать ее в принудительном порядке, для чего мы опять должны подать заявление в суд. На следующий день его подали, а Коммунаровский райсуд вынес решение.
 
И когда мы ее положили (в больницу. — Авт.), СМИ стали писать, что это правозащитник, которого пытаются представить сумасшедшей и за правду поместили в психбольницу, что возвращается 37-й год и прочее. Выставляют нас этакими «монстрами»...
 
— Чем вы лечили Раису Радченко?
 
— Теми лекарствами, которые зарегистрированы в Украине и разрешены для использования в лечении психических расстройств.
 
— Назвать их можете?
 
— Нет. Я ведь это не единолично решаю, ее осматривали восемь врачей. И все считают ее психически больной.
 
Заключение комиссии появилось в интернете, потому в данном случае, процитировав его, мы не нарушим врачебной тайны: «Во время осмотра: доступна контакту, ориентирована всесторонне правильно. Эмоционально заряжена, стенична. Подробно и детально описывает все свои конфликтные ситуации, представляя себя представителем общественности дома в борьбе за справедливость, при этом переоценивает свои возможности, считая совершенные поступки абсолютно правильными.
 
... Детально описывает, какая именно реформа должна быть проведена в системе ЖКХ, с гордостью сообщает, что подала в министерство программу реформирования. ... Переубедить не представляется возможным. Критика к болезни полностью отсутствует. ... Учитывая вышеизложенное, в настоящий момент состояние можно квалифицировать как расстройство личности и поведения вследствие органического поражения головного мозга. Дальнейшее лечение возможно только в условиях психиатрического стационара».
 
Как рассказывает Дарья Радченко, местные адвокаты, к которым она обращалась за помощью, отвечали, что они «не самоубийцы». И женщине пришлось нанимать иногороднего защитника.
 
— Нарушений в этом деле множество, — говорит адвокат Марина Захарова. — В Ленинском суде исковое заявление милиции о здоровье Радченко рассматривалось без нее самой. Обратите внимание, как проворно работает милиция по обращению дворника и официантки! Девушка жалуется: «Радченко приходит и говорит, что мы незаконно работаем»... Но ведь это не значит, что человек болен! Тем более что все претензии по «Банку Кипра», летней площадке кафе и ненадлежащему оказанию услуг КП «Основание» обоснованны, о чем имеются соответствующие документы.
 
Согласно законодательству, суду однозначно должно было предшествовать предложение добровольно пройти психиатрический осмотр. Но этого не было сделано. Радченко приходит 11 июля в суд, и ее оттуда насильно забирает «скорая». А 13 июля мы получаем уведомление о том, что решение вступило в законную силу. В больнице заседает врачебная комиссия и в заключении пишет, что Радченко представляет себя борцом за справедливость, и еще много чего ей «представляется», то есть ее показывают «идиоткой», которой все причудилось.
 
В Коммунаровском суде мне даже не дают заявить отвод, объявляя, что судебное следствие закончилось! В повторной экспертизе отказывают. Но зато когда судья находился в совещательной комнате, туда беспрепятственно заходил врач-психиатр. Выясняю, как диагностировали поражение головного мозга? В ответ: «Ну... давление повышается. Анализы брали — мочи, крови и кровь на сахар». А поражение головного мозга диагностируется только путем проведения магнитно-резонансной томографии!
 
— В Запорожье уже побывала комиссия из Киева от уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Они общались с моей мамой и сказали, что не видят никаких причин для ее содержания в психиатрической больнице, что она — нормальный, адекватный человек, — рассказывает Дарья Радченко.
 
Побывала в городе комиссия Министерства здравоохранения в составе главного психиатра Минздрава Ирины Пинчук, а также шести психиатров из разных областей.
 
А 26 июля Раису Сергеевну выпустили из психиатрической больницы. Главный психиатр области заслугу в этом приписал врачам, заявив: «Своевременное и качественное лечение помогло предотвратить социально опасные действия и улучшить состояние здоровья пациентки. Ее состояние позволяет перевести ее со стационара на амбулаторное лечение».
 
— Мне было страшно там, в застенках психушки, — призналась Раиса Радченко «ФАКТАМ» на следующий день после выписки. — Не успели меня затащить в санитарную машину, как санитар вдавил мою руку, привязал ее и держал. Я просила высвободить ее, а он ответил: «Закрой рот, а то мы тебе сейчас в машине так дадим, что до больницы не доедешь». На самом деле я боялась, что живой оттуда не выйду. И если их сегодня не остановить, то такую практику завтра применят против Иванова-Петрова-Сидорова...
 
— Как вы себя чувствуете?
 
— Придется лечиться от их «лечения»: все эти психотропные препараты сильно действуют на печень, сейчас она буквально подпирает мне ребра. На коже выступили коричневые пятна, а врач-психиатр заявила: «Это старческие изменения в организме». Мне до сих пор не выдали выписку. Теперь собираюсь сама пройти независимое мед­освидетельствование, но не в Запорожье. Потом буду обжаловать предыдущий диагноз в суде в обязательном порядке! Кстати, четыре врача, отказавшиеся подписывать акт комиссии, уже уволены из больницы.
 
P.S. Напомним, в апреле нынешнего года журналисты программы «Грошi» телеканала «1+1» со скрытой камерой выясняли, можно ли пристроить в психиатрическую больницу заведомо здорового человека. «Все возможно, — сказал тогда врач столичной Киевской психоневрологической больницы № 1 (в народе именуемой Павловкой). — Положим вашу бабульку в психушку хоть до конца жизни. Тысячу — мне, тысячу — в приемное отделение, ну и потом каждый месяц платить будете, пока не помрет...»
 
Автор: Ирина ЛЕВЧЕНКО
Источник: ИА «ФАКТЫ» (Запорожье)


Смотрите также

23.04.2013 03:49 Ученые раскрыли обратную сторону славы

22.04.2013 06:25 Ученые измерили минимальное время узнавания лица

18.04.2013 15:29 В Ростове умер психиатр, который составил психологический портрет маньяка Чикатило и помог его поймать

Добавить в закладки и поделиться: 
 
Комментариев: 1 Показать